Как это было: 1917 год в Егорьевске

Как это было: 1917 год в Егорьевске
Хронограф революционных событий
(по материалам местной печати)

В Егорьевске стало известно о сверже­нии самодержавия 2 марта 1917 года после получения московских газет. С 27 февраля по 2 марта в город вообще не поступало ни одной газеты. Утром 3 марта в Егорьевск пришла телеграмма из Петрограда с тек­стом отречения от престола царя Николая II и его дяди Михаила Романова.

Весть о падении самодержавия вызва­ла бурную реакцию егорьевцев. Вот что рассказывала об этом событии работница механо-ткацкой фабрики Бардыгина О.С. Собакина-Горшкова: «Утром по всем цехам поднялся шум. Все в радостном настроении стали кричать: «Революция, революция!» Я в то время не понимала, что такое револю­ция; для меня, девушки-работницы, было одно понятно, что народ бунтует, ругает царя, фабрикантов, кричит, что пора кончать вой­ну. Потом слышу, кричат по цехам: «Кончай работу и выходи на улицу!» Тогда все рабо­чие прекратили полностью работу на фаб­рике и вышли на улицу, где встретили демонстрацию рабочих Хлудовской фабри­ки и вместе с ними пошли с революцион­ными песнями «Смело, товарищи, в ногу» и «Вихри враждебные» к Успенскому (Белому) собору».

Дальше демонстранты направились к городскому саду. К рабочим присоедини­лись революционно настроенные солдаты 80-го запасного пехотного полка под руко­водством молодого прапорщика-большевика Г.И. Благонравова. Они с полковой музы­кой во главе влились в демонстрацию.

Возмущенный поведением солдат коман­дир полка полковник Де-Лябель приказал офицерам возвратить солдат из рядов де­монстрантов, выстроил их на Никитской пло­щади (напротив городского сада, где теперь дома завода «Комсомолец») и приказал ра­зойтись по казармам, обвиняя в нарушении дисциплины и присяги. Это оскорбило сол­дат. Несколько человек, подойдя к полков­нику, сорвали с него погоны и повели его на гауптвахту, где он и был убит.

Затем рабочие двинулись к дому исправ­ника Головина. Тот, напуганный расправой над полковником Де-Лябелем, вышел к ним с иконой. Исправник был арестован и от­правлен в тюрьму. Одновременно были аре­стованы приставы и 50 городовых.

Вечером того же дня по инициативе го­родского головы Н.Н. Хренова в помещении женского училища (школа № 10) было со­звано экстренное совещание из представи­телей городского и земского управления, пехотного полка, просветительских учрежде­ний, торговли, промышленности, местных фабрик, духовенства, сословных организа­ций. Были на совещании и пятеро боль­шевиков. Обсуждалось два вопроса: орга­низация власти и охрана порядка в городе. Собрание направило приветствие Времен­ному правительству: «Доблестный пехотный запасный полк, квартирующийся в городе, все общество, все общественные и правительственные учреждения и рабочие фабрик объединились и организовались в помощь Российскому Временному прави­тельству, шлют ему горячий патриотичес­кий привет и готовы единодушно встать на его защиту». На совещании был избран Временный городской комитет обществен­ных организаций, который выделил из сво­его состава исполком из 9 человек: 3-х ка­детов, 3-х эсеров и 3-х меньшевиков.

В городской комитет избрано: от рабо­чих – 38 депутатов, от гарнизона – 1, от гласных городской думы – 9, от духовен­ства – 2, от учебных заведений – 8, от тор­говли и промышленности – 6, от железно­дорожников – 3, от фабрикантов – 5, при­казчиков – 3, от интеллигенции – 10.

Исполкомом была организована мили­ция в составе 120 человек, главным обра­зом гимназистов (!). Во главе милиции был поставлен Е. И. Собакин, владелец ремеслен­ной мастерской, примыкавший к партии эсеров (!).

Так в Егорьевске было создано своеоб­разное местное коалиционное правитель­ство.


Торопов Илья

          Егорьевск в терновом венце революций // Егорьевское утро. – 2003, №44 (6 ноября). – С. 7



События начала марта 1917 года в Егорьевске описывает в своем письме к другу краеведу А. И. Могалькову И. В. Федулов, учившийся в 1917 г. в гимназии и живший на Зарайской улице. Ему в 1917 г. было 16 лет. «Прочел я в "Красном пути" воспоминания Орестова о свержении самодержавия. Прошло 40 лет, и многое забывается, отчасти и со старением. Как хорошо я помню эту "манифестацию" 3 марта. Как разыгрались страсти толпы, они были страшные. Солдаты арестова­ли своего командира полковника Де-Лобеля и по дороге в казармы убили его, забросав поленьями. Как толпа по­дошла к дому исправника Головина, и он вышел к ней с иконой в руках, дрожа от страха. Искали Макарьева, пе­реворошили квартиру, но не нашли, он скрылся. А через день хоронили Де-Лобеля тихонько, несли по боковым улицам, точно украдкой. Да мало ли помнится...». 


Письмо И. В. Федулова к А. И. Могалькову, 1957 г. Из фондов ЕИХМ. (В книге: Королева Ю.А. «Егорьевский след в Первой мировой» // под ред. Н.Н. Артемовой – М. «Гелиос АРВ», 2014 – С. 255) 


Памятная доска на здании Гимназии №10 (бывшее Женское училище)
г. Егорьевск, ул. Парижской Коммуны, д. 14



«Начало 1917 года было отмечено повсеместным ухудшением криминогенной обстановки. Требование го­родской общественности организо­вать народную милицию взамен рас­пущенной в начале марта царской полиции «повисло в воздухе». В ус­ловиях непримиримого противосто­яния различных политических сил, когда размывается само понятие «ох­рана общественного порядка», по­пытка создания соответствующих ор­ганов была обречена на провал. Вес­ной-летом 1917 г. надзор за поряд­ком в городе осуществляли револю­ционно настроенные солдаты 80-го запасного пехотного полка, сформи­рованного из воинов-фронтовиков, прошедших лечение в госпиталях Его­рьевска, так называемая «украинская» рота во главе с большевиком, солда­том Антоненко. В сентябре их смени­ли 60 рабочих-красногвардейцев. Стратегия подобного отряда не по­зволяет считать его «милицией» в более позднем, современном пони­мании этого слова. Лишь после ок­тябрьского вооруженного переворо­та новая власть издала указ от 28 ок­тября (10 ноября ст. ст.) о создании (действительно) милиции. Хотя в от­четах уездных исполкомов Советов еще долго сохранялся идейно-митин­говый атавизм. Работа милиции квалифицировалась как охрана «революционного порядка».


Пронин, А.

          Рожденная революцией: егорьевская милиция с 1917 по 1931 год» // Знамя труда. – 2000. – №89 (10 ноября). – С. 2



Коалиционный орган местного самоуправления – Временный Комитет общественных организаций возглавил известный педагог, Инспектор народных училищ Егорьевского уезда Московского учебного округа Министерства народного просвещения Диомид Елеазарович Любченко. Комитет издавал «Нашу газету». Просуществовал комитет недолго. На политической арене его сменил Совет.


Динер, С.

          Инспектор народных училищ // Знамя труда. – 1991. – №68 (6 июня)



«Рабочие и солдаты под руководством большевиков образовали Совет рабочих и солдатских депутатов, в котором решающую роль играли большевики А. И. Ост­роумов, Г. И. Благонравов, И. И. Горшков и другие.

Буржуазия же укрепила свою власть в думе. Но фактически власть уже была в руках рабо­чих и солдатских депутатов.

Их деятельность активно под­держивали трудящиеся массы города. По требованию Совета на фабриках был установлен 8-часовой рабочий день, орга­низованы конфликтные комис­сии, Совет практически контро­лировал деятельность фабрич­ной администрации.

Вообще, уже тогда Егорь­евский Совет рабочих и солдат­ских депутатов стал хозяином в городе. На заседаниях, пре­зидиумах и пленумах Совета рассматривались не только об­щеполитические, но и админи­стративно-хозяйственные во­просы. В тех случаях, когда рабочие фабричные комитеты не смогли добиться от фабри­канта проведения своих реше­ний в жизнь, они обращались в городской Совет и тот помогал им выполнить волю рабочих. Советом принимались меры по улучшению материального положения и условий труда текстильщиков.

В период усилившегося про­довольственного кризиса Егорь­евский Совет рабочих и солдат­ских депутатов вел борьбу с голодом. Из сохранившихся в музее протоколов его заседаний узнаем, что Совет организовал специальные комиссии по при­обретению продуктов в сосед­них уездах. Продовольственный комитет взял на учет все запа­сы продуктов в городе, конфис­ковал спрятанный торговцами хлеб, установил норму его вы­дачи, контроль за работой всех булочных.

Совет взял тогда на себя и организацию борьбы с алкого­лизмом и хулиганством. Под руководством большевиков он вел неустанную борьбу по идей­но-политическому просвеще­нию рабочих. Члены Совета проводили расширенные заседа­ния, митинги и собрания на фабриках. Разъясняли полити­ку большевиков, разоблачали попытки буржуазии подкупа и задабривания некоторых трудя­щихся. Они шли в массы и рассказывали о политической обстановке в стране и в горо­де. Последствия той февраль­ской революции не удовлетво­ряли интересы рабочих, и революция продолжала развивать­ся.

В Егорьевский Совет рабочих и солдатских депутатов за по­мощью обращались не только горожане, но и деревенские жители уезда. В августе 1917 года в Совет пришла делегация из села Починки с жалобой на кулаков, притесняющих кресть­ян. Для разбора этого дела Совет направил в Починки сво­их представителей. Впервые в историикрестьяне получили поддержку от власти, которая была очень действенной. Есте­ственно, местная буржуазия пыталась сопротивляться Совету. Она хотела различными пу­тями нейтрализовать револю­ционную инициативу рабочих и солдат. В приказах по 80-му запасному солдатскому полку за 1917 год имеются сведения о подаренных солдатам фабри­кантами Бардыгиным и Хлудо­вым одеялах, и материале на брюки и рубашки, но это не до­стигло эффекта».


Лбова, Т.

          «В ту тревожную пору» // Знамя труда. – 1987. – 21 мая



«На 30 июля 1917 года были назначены выборы в городскую думу, земскую управу и Учредительное собрание. Заподозрив махинацию с избирательными списками, рабочие решили проверить работу городс­кой управы по составлению избирательных списков, но не были туда допущены. Сто­ящие в дверях бывший городской голова Н.Н. Хренов и мещанский староста Денисов заявили, что «эта шантрапа может пройти в управу только через наши трупы». Рабочие были возмущены и с помощью солдат аре­стовали их. По дороге в тюрьму они были убиты до крайности возмущенными рабо­чими.

Для расследования этого дела в Егорь­евск приезжал из Рязани губернский комис­сар Временного правительства Павлов и прокурор Московской судебной палаты Стааль. Расследование ничего не дало, и ко­миссар и прокурор уехали обратно ни с чем.

Выборы продемонстрировали силу большевиков. Городская дума была полностью большевистской. В земской управе же боль­шинство получили меньшевики и эсеры. Теперь большевики начали ожесточенную борьбу с меньшевиками и эсерами. На од­ном из собраний солдат 80-го запасного пехотного полка выступал лидер егорьевс­ких эсеров Миславский. Он говорил о необ­ходимости продолжения войны, призывал к защите Отечества. Солдаты столкнули его с трибуны, привели в свою казарму, одели в рваную шинель, обули в лапти и вытолкали вон со словами: «Тебе нужна война? Иди воюй!»

Особенно яро выступал с разоблачени­ями меньшевиков и эсеров бывший рабо­чий Хлудовской фабрики большевик-боевик Е.Д.Викулов. Свои речи он всегда заканчи­вал словами: «Егорьевские текстильщики ткут саван для мировой буржуазии и для всех их прислужников». 


Торопов Илья

          «Егорьевск в терновом венце революций: к 87-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» //Егорьевское утро. – 2000. – №45 (2 ноября). – С. 3 



Жертвы насилия.

29-го июля вечером, накануне выборов в местную городскую думу, в Егорьевске, маленьком уездном городе Рязанской губ., совершено политическое убийство двух виднейших граждан города – Ф. П. Хренова и Г. Ф. Денисова. Совершили убийство солдаты, конечно, не без влияния большевиков.

30-го июля предстояли в городе Егорьевске выборы в городскую думу. Списки были своевременно готовы и использованы избирательной комиссией, как это указано в законе. Но в совете рабочих и солдатских депутатов выяснилось, что в списке было пропущено до 1,000 солдат, прибывших после составления списков. На совете рабочих и солдатских депутатов решили отложить выборы и потребовали исполнения этого. Им ответили, что списки уже составлены вполне законно и в указанные законом сроки. Назначены и выборы. Тогда в думу явились депутации от солдат и потребовали прибытия членов избирательной комиссии в совет. Денисов ответил, что придет, а Хренов отказался. Тогда его стали тащить из управы. Хренов ответил: «Вы перейдете только через мой труп». Собралась толпа солдат. Приказано арестовать их. Повели Денисова и на улице по дороге, стали избивать его чем попало. Били кулаками, били поленьями, били прикладами. Еле живого довели до штаба. Возвратились за Хреновым. Дали слово не трогать его, не производить над ним насилий. Но когда вывели на улицу, то начали бить чем попало. Около склада дров его били поленьями. Били только солдаты. Били до смерти... Но Хренов потом на время очнулся, попросил причаститься. Солдаты вновь потребовали его выдачи, чтобы добить. Из войсковой гауптвахты вытащили его вновь и стали добивать чем попало, – и штыками и пинками. Били тогда, когда он уже был мертв, обратив его в бесформенную массу. Денисов оставался в штабе. Потребовали его для расправы. Денисова вытащили и также били чем попало... пока не добили до смерти.

Ф. П. Хренов – старейший гласный егорьевской городской думы, бывший с 1909-1914 г. городским головой и не утвержденный в 1915 г. на новое четырехлетие в этой должности рязанским губернатором Кисель-Загорянским. Он, как и другая жертва большевиков – заступающий должность городского головы, мещанский староста и член городской управы Г. Ф. Денисов, принимали деятельнейшее участие в местном избирательном комитете. В то же время оба они являлись лидерами списка № 4, кандидатами в обновленную думу от егорьевского общества домовладельцев, предпринимателей и квартиронанимателей.

Погибших жалеют все граждане. Трудно себе представить, что пережил город Егорьевск в эти моменты дикого насилия.  

На фото: 

Г. Ф. Денисов с супругой и сыном-офицером. Фотография снята незадолго до его преждевременной смерти. 

Ф. П. Хренов, бывший городской голова гор. Егорьевска. 

Иллюстрация с сайта «Один факт»: http://www.odin-fakt.ru/iskry/narodnyi_geroi_32_1917/


«Искры»: иллюстрированный художественно-литературный журнал с карикатурами. Выходит еженедельно при газете «Русское Слово». – № 32, Воскресенье, 20 августа 1917 г. 



Решающую роль в Совете рабочих и солдатских депутатов играли большевики А.И. Ост­роумов, Г.И. Благонравов, И.И. Горшков. 

Отцы и дети

«Актовая запись о рождении за 1895 год по Успенскому собору г. Егорьевска Рязанской губернии гласит: «Дата рождения – 5.IV; дата регистрации – 12.IV; имя – Георгий; родители: Иван Васильевич и Елизавета Никитична Благонравовы; восприемники: Хрисанф Никитич Кулаков – мировой судья г. Егорьевска и купеческая вдова – Матрена Семеновна Кулакова; таинство крещения совершили протоиерей Александр Светлов с псаломщиком Дмитрием Лебедевым».

Так началась судьба человека, сыгравшего заметную роль в истории нашего государства.

Георгий Благонравов рос в уважаемой, добропорядочной, материально обеспеченной семье. Годовое жалование отца составляло значительную по тем временам сумму: 604руб. – жалование; 604руб. – столовые; 250руб. – квартирные. (Для примера: годовой заработок рабочего фабрик братьев Хлудовых редко поднимался до 200 руб. У Благонравовых долгое время в Егорьевске не было своего дома. По существовавшей практике чины полиции часто переводились губернским управлением из одного уездного города в другой. Семья снимала квартиру на солнечной Зарайской (Карла Маркса) улице.

Подросший Георгий был отдан на учебу в Егорьевскую мужскую гимназию, здание которой располагалось на ул. Подвальной (Профсоюзной). Здесь он подружился с Сергеем Орестовым и Сергеем Пузицким, сыном директора гимназии. Три друга, три товарища пройдут по бурной жизни плечом к плечу до трагического конца.

Накануне Первой мировой войны Георгий окончил гимназию с серебряной медалью и поступил на юридический факультет Московского университета. В университете он познакомился со студентами-большевиками, стал распространять нелегальную литературу. Потребности войны вынудили российское правительство переводить студентов университетов в военные училища на краткосрочные курсы для подготовки офицеров. Весной 1915 года Георгия зачислили в элитное Александровское училище, которое он через год окончил по первому разряду и получил назначение в 80-й запасный пехотный полк, квартировавший в Егорьевске. Будучи на военной службе Благонравов продолжал сдавать экзамены в университете.

В феврале 1917 года всколыхнулась Россия в революционном порыве, свергла царя-батюшку. К марту бунтарские настроения докатились до Егорьевска. Рабочие текстильных фабрик с большевиками во главе арестовали исправника Головина, городского главу Макарьева, воинского начальника подполковника Куратова, разоружили полицию. Командир 80-го полка Делабель был убит. Солдаты избирают полковой комитет, председателем которого стал прапорщик Г. И. Благонравов. Тогда же он вступил в партию большевиков. Избранный делегатом на I Всероссийский съезд Советов, Георгий Иванович в июне 1917 года приезжает в Петроград. Каждый офицер у большевиков был на счету. Прапорщик Благонравов принимает активное участие в создании отрядов Красной гвардии, участвует в подавлении корниловского мятежа.

Авторитет нашего земляка как военного специалиста неуклонно растет. «Благонравов Георгий. Его испытанности, уму, выдержке, твердости, верности до смерти раз принятому решению отдано было командование Петропавловской крепостью». (Н.И. Подвойский, председатель Петроградского ВРК). Петропавловская крепость была ключевым пунктом в октябрьском революционном действе. 25 октября 1917 года в 21 час 40 мин. Георгий Иванович отдал приказ: «Подать сигнал «Авроре». Позже Подвойский в своих записках назовет двенадцать наиболее активных участников подготовки и проведения Октябрьской революции. Вторым в этом списке будет Г. И. Благонравов. «Все они были молоды – это их достоинство. Все рвались к работе, заражались ею, горели. Были дисциплинированны. Не знали ослушания. Исключительно точны. Боялись отстать друг от друга. Солидаризовались и соревновались».

Благонравов стоял у истоков создания ВЧК, был соратником Ф.Э. Дзержинского. «Когда Дзержинский умер, Благонравов попросил у его жены, Софьи Сигизмундовны, на память военный шлем ее мужа и хранил его дома как самую дорогую вещь». Георгий Иванович возглавил транспортный отдел ВЧК. Он не забыл и о друзьях-гимназистах. Сергей Иванович Орестов стал одним из руководителей школы ТОГПУ. Сергей Васильевич Пузицкий, офицер русской армии, служил сначала в контрразведке, а впоследствии был помощником начальника внешней разведки. Одновременно с работой в ВЧК-ОГПУ Благонравов являлся заместителем наркома путей сообщения; он отвечал за строительство шоссейных дорог.

Комиссар государственной безопасности первого ранга Г. И. Благонравов был арестован в 1937 году. «Его забрали. Через недели две пришел к Ольге Андреевне (жене) посыльный, спросил две пары белья, и с тех пор судьба его неизвестна... Ольга Андреевна взята была в 1938 году. Сидела в тюрьме, кажется, в Воронеже, Казани, а потом была в ссылке в Караганде 8 лет. Ее освободили в 1946 году». В 1956 году Г. И. Благонравов реабилитирован посмертно».


Динер С.Э.

          Отцы и дети // Знамя труда . – 2006. – 11 октября. – С. 10



Правая рука Дзержинского родом из Егорьевска

«… 5 (18 по новому стилю) апреля 1895 года, в Егорьевске родился Г.И. Благонравов, видный большевик и не менее видный чекист.

Георгий Иванович Благонравов с серебряной медалью окончил гимназию накануне Первой мировой войны и поступил в Московский университет. Когда началась война, его направили в военное Александровское училище. Получив чин прапорщика, Благонравов вернулся в родной Егорьевск служить в расквартированном здесь 80-ом запасном Моршанском пехотном полку.

У солдат молодой обаятельный прапорщик пользовался особой популярностью. В революционные февральские дни 1917 года они избрали его председателем полкового комитета, а в марте он был принят в ряды РСДРП (б).

В июне 1917 года Благонравов едет делегатом на Московский съезд Советов, затем на Всероссийский съезд Советов в Петроград, где избирается членом ВЦИК. С 23 октября он – военный комиссар Петропавловской крепости.

Вместе с Антоновым – Овсеенко Благонравов подписал ультиматум Временному правительству о капитуляции. После взятия Зимнего Дворца Г.И. Благонравов разводил по казематам Трубецкого бастиона крепости арестованных членов Временного правительства. После октябрьского переворота подавлял восстания юнкеров Владимирского, Павловского и других военных училищ.

В декабре 1917 года Петроградский Совет назначил 23-летнего Благонравова Чрезвычайным комиссаром по борьбе с пьянством и погромщиками, а затем Чрезвычайным комиссаром по охране Петрограда. Раскрывал заговоры контрреволюционных организаций «Белый крест», «Русское собрание», «Союз – все для народа», арестовывал известного депутата Государственной Думы, монархиста Пуришкевича, командующего Петроградским военным округом Казанцева.

В 1918 году Благонравов руководил военными операциями против мятежников в Казани, Симбирске, работал в ЧК Воронежа, ЧК Казанского вокзала в Москве, затем свыше десяти лет руководил транспортным отделом ВЧК.

В феврале 1923 года Благонравов получает от своего шефа Дзержинского фотографию с надписью «Тов. Благонравов, вывезем совместно транспорт, как вывезли борьбу с контрреволюцией».

Благонравов курировал военную школу им. Дзержинского, ежегодно принимал выпускной парад чекистов на Красной площади. Когда Дзержинский умер, он был членом Центральной комиссии и председателем подкомиссии ВЧК по организации похорон.

На память о своем любимом учителе, Благонравов взял себе его красноармейский шлем и в дни революционных праздников надевал его. Он был инициатором сооружения стадиона «Динамо» в Москве.

На 17-ом съезде партии в 1934 году 39-летний Благонравов избирается кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В 1937 году в возрасте 42 лет был арестован по доносу и расстрелян.

А кровавый счет врагов революции Благонравов начал все-таки в родном Егорьевске.

В дни Февральской революции в марте 1917 года, когда прапорщик Благонравов организовал участие солдат Моршанского полка в антимонархической демонстрации, честный и мужественный офицер, верный присяге командир полка де Лябель, пытавшийся вернуть солдат в казарму, был убит после ареста его Благонравовым на гауптвахте.

Полковник де Лябель, как и Дзержинский, был тоже командиром Благонравова. Но, видимо, юному прапорщику-революционеру хотелось «порулить» уже тогда. А правой рукой он еще не был...»


Торопов Илья

          Правая рука Дзержинского родом из Егорьевска // Егорьевское утро. – 2000. – 13 апреля. С. 4